Религиозная Организация «Евангельский Христианский Центр Апостола Павла»

Алан Хирш

Забытые пути

Как открыть церковь в XXI веке

ЗАБЫТЫЕ ПУТИ

+ возрождая миссионерскую церковь

Алан Хирш

 

 

Содержание

Предисловие Леонарда Свита

Раздел первый: превращение в миссионера 
Введение
Дальнее путешествие начинается с простого вопроса
Предварительный обзор
Методика безумства 

1. Начало, часть 1. Признания одного отчаявшегося миссионера
«Юг»
Этап 1. Переход от смерти к хаосу
Этап 2. Превращение в церковь, рождающую новые церкви
Этап 3. От церкви к органическому движению 

2. Начало, часть 2. Деноминационный и региональный уровень
Взгляд с высоты птичьего полета
От миропорядка к миссиопорядку
Миссионерский взгляд на жизнь
Но ведь это — наша обычная практика… ммм… не так ли?
«Это церковь, Джим, но не та, к которой мы привыкли»
Кто добавил в ДНК букву М? 

Раздел второй. Структура Апостольской системы 
Введение

3. Основание веры: Иисус — Господь
Суть христианской проповеди
Слушай, Израиль
Иисус — Господь
Главная идея христианства
Все (ли) Иисусу отдаю я? 

4. Воспитание учеников
«Маленький Иисус» из Диснейленда
Заговор «Маленького Иисуса»
Личный пример и передача идеи
Вдохновляющее руководство
Руководство как продолжение ученичества
Путешествуя вместе с Иисусом 

5. Стремление к воплощающей миссии
Богословские корни
Воплощающая миссия
Миссионерская экклесиология или … Сначала самое важное 

6. Апостольская среда 
Если вы хотите создать миссионерскую церковь, то…
Должностные обязанности апостола
Поле мечтаний
Создание сети понятий
Действие (Апостольской) системы
Последнее слово 

7. Органические системы
Начните жить: церковь как живой организм
Проблема институтов
Этос движения
Структуры, объединенные в сеть
Рост, подобный распространению вируса
Поговорим о сексе
Заключение 

8. Коммунитас вместо общины
«Община для меня»? Или «Я для общины»?
Лиминальность и коммунитас
Библия и коммунитас
Они повсюду! Повсюду!
Коммунитас в художественной литературе
Искусственная среда и церковь
Будущее: каким оно будет
Миссия как организационный принцип
За пределами церкви или-или
Итак, следуйте по дороге из желтого кирпича 

Заключение

Приложение и глоссарий терминов. Ускоренный курс по теории хаоса
Репертуар обновляется
Изменяя историю
Выживание — это еще не все
Как же нам теперь жить?
Выйти вперед! Пример эмерджентных структур 

Глоссарий ключевых терминов

Библиография

 

 

ПРЕДИСЛОВИЕ

Когда вы в последний раз форматировали свой жесткий диск? 

Время от времени наш жесткий диск нуждается в форматировании. Дан- ные, сохраненные на нем, не всегда расположены оптимально. Чем боль- ше файлов и программ мы сохраняем на диск, тем больше на нем появля- ется странных, беспорядочно разбросанных, случайных данных, которые занимают много места. Аварийная перезагрузка компьютера, скачки на- пряжения, зависшие программы только способствуют фрагментации. 

Долгий поиск первоначальной информации приводит к медленной работе, размытости изображений и трудностям в доступе к файлам. Не- исправимый лентяй, я, как правило, тяну с дефрагментацией до тех пор, пока компьютер не перестанет работать. Чтобы провести дефрагмента- цию, требуется оставить все дела и заняться только наведением порядка, порожденного моей невнимательностью и программными сбоями. Такая генеральная уборка может длиться часами. Но стоит мне завершить про- цесс дефрагментации, жесткий диск возвращается к прежней скорости, а изображения вновь легко захватываются, приобретая былую резкость и четкость. 

За последние две тысячи лет христианство претерпело немало аварий- ных перезагрузок и конфликтов. За последние пятьсот лет его жесткий диск так часто форматировался, особенно на Западе, что почти встал. Книга «Забытые пути», заглядывая в далекое будущее, снабжает христи- анство двадцать первого века наилучшим на сегодня дефрагментатором диска. Алан Хирш не только вносит свежую струю в вопрос, который так часто поднимался, что многие сочли его полностью исчерпанным, но также обеспечивает нас необходимой терминологией и видением, по- могающим восстановить первоначальный жесткий диск христианства до его Апостольского состояния, которое Хирш называет «Апостольская система» — совокупность шести органических элементов ДНК-М (где буква М означает «миссию»). Хирш считает, что «ДНК-М для экклесио- логических (то есть церковных) систем значит примерно то же, что ДНК для биологических организмов».

Но прежде нам нужно прекратить делать то, что мы привыкли делать и позволить дефрагментатору выполнить свою задачу в нашем разуме и в нашем служении. Хирш с тревогой рассуждает о руководстве, потре- бительстве, культуре среднего класса, Аль-Каиде, общине, семинариях и мега-церквях. Он заставляет нас со всей серьезностью взглянуть на миссионерскую ситуацию, в которой мы оказались сегодня, и, делая это, исправляет неверное понимание «миссионерской церкви». Нам также потребуется позабыть песни, такие как «Покров во время бури», пере- стать гонятся за стабильностью, защищенностью и спокойствием, и бес- страшно окунуться в современную культуру. Одно дело создавать кон- тркультурную общину или христианскую субкультуру, другое — жить как «воплощающее миссионерское коммунитас» посреди культуры и не быть поглощённым её предписаниями и правилами: быть «в мире», но «не от мира» и при этом также не выходить «из мира». Стоит нам открыть окно в этот мир, как это в свое время сделал Иоанн Павел XXIII, в него, возможно, ворвется не столько дух времени, сколько Святой Дух, чтобы вновь веять там, где Он пожелает. 

Дефрагментатор Хирша превратит столь привычную нам церковь в активную, вовлеченную в современную жизнь общину, которая при этом продолжает хранить традицию отцов. Он называет ее ЭМЦ или Эмер- джентная Миссионерская Церковь. Я буду ссылаться на эту книгу, ис- пользуя ту же аббревиатуру, но с дополнительным пояснением. 

Подобно Эйнштейну, который с помощью простой формулы E=mcописал тайны физического мира, Хирш, столь почитающий великого ученого, создал формулу, описывающую взаимодействия внутри вселен- ной экклесической. Есть книги, которые стоит читать до конца. «Забытые пути» — из их числа. 

Леонард Свит 

 

 

ВВЕДЕНИЕ

Церковь перестает выполнять свое предназначение, когда перестает открывать для себя новые горизонты, когда походный марш сменяется разбивкой лагеря. 

Церковь, которая разбивает лагерь, вместо того, чтобы, искать новые горизонты и собираться в поход, не выполняет своего предназначения. …Нам нужно поменьше держаться за стабильность, побольше рисковать и жить, импровизируя и экспериментируя.

Ганс Кюнг, «Церковь как народ Божий»

Времена застоя сменяются крутым поворотом. Яркий свет, скрываемый долгие годы, возвращается. Начинается движение, но оно не направляется извне… а возникает изнутри – естественно, даже спонтанно. Старое заменяется новым. Все происходит в свое время, а потому перемены не несут особых неудобств. 

Старая китайская мудрость. 

Представьте, что в самом сердце Божьего народа таится огромная сила. Предположим, что сила эта при содействии  Святого Духа способна запустить процесс деления «стволовых клеток» церкви. Но забытая всеми, она вот уже многие столетия дремлет, оставаясь невостребованной. Но высвободи эту силу, и она задаст импульс христианству на два-три столетия вперед, став своеобразным миссионерским эквивалентом высвобождения энергии атома.  Разве не этого желаем мы – любящие Бога, народ Божий, рожденные от Бога. Разве не готовы мы положить на алтарь все, только чтобы пережить это великое пробуждение? Я верю в то, что скрытые, врожденные миссионерские потенции – не плод воображения. Нет, основные инстинкты заложены в каждой общине Христа и живут в душе каждого верующего. Силы эти не только существуют в теории, они неоднократно проявлялись на практике в виде четко определяемых влияний, которые питали самые яркие христианские движения. А самое заметное проявление этого феномена мы, возможно, наблюдаем в наше время. Эту удивительную силу в определенных проявлениях уже обрели некоторые западные христианские направления, хотя и не без серьезных затруднений и не без сопротивления со стороны наших старых привычек. 

То, что эта книга оказалась в ваших руках, говорит не только о том, что вы пытаетесь понять истинное значение слова экклесия (греческое слово, обозначающее в Новом Завете церковь), но и о том, что вы в курсе существенных перемен в мировоззрении, которые имели место в мире за последние полвека. Эти перемены, как бы их ни называли – от модернизма к постмодернизму, или от твердой современности к жидкой современности – церковью, в общем, были восприняты не легко. Мы будто заблудились в непроходимых лесах современности, а хорошо знакомые нам культурные и богословские карты сильно устарели. Создается впечатление, что мы пробудились ото сна и столкнулись со странной и неожиданной реальностью, которая, похоже, бросает дерзкий вызов привычным для нас представлениям о церкви и ее миссии. Все это походит на этакий культурный шок, будто нас, настоящих, забросили в церковь будущего, в мир, который оказался нам совершенно незнакомым. Пытаясь осознать новые реалии, церкви и церковное руководство вдруг, с болью в сердце, начинает осознавать, что унаследованные нами понятия, язык общения, и вообще говоря, само наше мышление, неспособны объяснить процессы, происходящие в нас и вокруг нас. И дело здесь не только в том, что мы просто не можем понять ситуацию. Брать нужно выше: мы столкнулись с настоящим духовным и эмоциональным кризисом, охватывающим все стороны нашей жизни. 

Нужно признать, что двадцать первый век – это время появления сложнейших для восприятия явлений, где терроризм, парадигматические технологические инновации, природные катаклизмы, неистовая жажда потребления, непрекращающиеся перемены и опасные идеологии противостоят нам на каждом шагу. В виду всего этого, даже самые стойкие «религиозники» и «церковники» в моменты душевных откровений вынуждены признавать, что нынешней церкви довольно сложно адаптироваться к новым условиям. Подавляющее большинство церковных руководителей признают, что сегодня их общинам значительно сложнее находить свое место в постоянно усложняющемся мире. Результатом стало массовое падение посещаемости церквей. В этой ситуации мы должны задаться вопросами: Стоит ли нам продолжать в том же духе? Достаточно ли имеющихся у нас знаний для того, чтобы решить накопившиеся проблемы? Или достаточно попросту переопределить такое знакомое, любимое и близкое всему христианскому миру понятие «церковь», и немного подстроив всю сложившуюся систему, вывести, наконец, конечную формулу успеха?»

Признаюсь, что не верю в готовые формулы. И, что хуже, я – не одинок. Поиск альтернативных подходов будоражит умы многих современных христиан. Но, по большей части, мы все еще находимся на уровне формулировки проблемы, а предлагаемые решения – не более чем пересмотренные устаревшие методики и техники. Даже так называемая церковь «завтрашнего дня», не пытается пересмотреть общепринятые понятия церкви и миссии, отдавая предпочтение вопросам богословия и духовности в контексте постмодернизма. Это можно сравнить с установкой новейшего программного обеспечения на старое «железо» и на старую же операционную систему. Я считаю, что таких перемен не достаточно. Глядя с тревогой в будущее, мы пытаемся отыскать в инструментарии христианской истории и христианских традиций подходящие миссиологические механизмы, но всякий раз убеждаемся в том, что эти приспособления давно пришли в негодность. Инструменты и технологии, хорошо проявившие себя во время жизни прошлых поколений, в наше время оказываются совершенно бесполезными. Поэтому сегодня нам как никогда необходимо обновить орудия труда. Новая «парадигма» – новое видение реальности означают фундаментальную перемену мышления, восприятия мира и переоценку ценностей, связанных с церковью и миссией. 

Я не хочу сказать, что изучение прошлого бесполезно. Полезно и даже очень. Но обращаясь к прошлому, мы, как правило, обращаемся к недавнему прошлому, или, по-другому, мы не достаточно глубоко копаем, ища ответы на наши вопросы. Время от времени мы действительно получаем отдельные ответы на отдельные вопросы, но испугавшись радикальности предложенных средств и не желая расставаться со стабильностью положения, мы предпочитаем отступить и скрыться под завесой знакомого и подконтрольного. Настоящие ответы, если только у нас хватит духу найти и применить их, как правило, оказываются куда радикальнее всех наших предположений, и по этой причине подрывают наше чувство принадлежности, ломают сложившийся порядок вещей – то, чем ныне существующая церковь так сильно дорожит. Но, к сожалению, в сложившейся ситуации помочь может только возвращение к сущности того, что значить быть христианином. 

Двадцать первый век поставил под вопрос само существование церкви – да, но, с другой стороны, он открыл нам широчайшее поле деятельности, бросил нам вызов, и если мы еще желаем выжить, то нам не обойтись без той великой силы Духа, которой была наделена первая церковь. Эта сила не только связывает нас с динамикой прошлого, но придает нам крылья для полета в будущее. Формально данную книгу можно было бы поместить в категорию книг об экклесиологии миссии, ибо она разбирает, насколько современная церковь отражает ту природу и ту миссию, которые были когда-то заложены в ее основание Иисусом Христом. Но сухой язык терминов не должен ввести вас в заблуждение, ибо экклесиология миссии – это бомба замедленного действия. В основном потому, что церковь (экклесия), верная своему призванию, содействующая делам Божьим, обладает мощью значительно превышающей любую другую известную на земле силу. Так было, есть и будет вновь. Книга написана с надеждой на то, что под действием силы Святого Духа, церковь воспрянет и вновь исполнится той удивительной силой, живущей в нас. 

Дальнее путешествие начинается с простого вопроса

Года четыре назад я был участником семинара по миссии церкви. Профессор задал тогда вопрос: «Сколько христиан, по вашему, было в 100 году нашей эры?» Затем он продолжил: «А сколько, по вашему, христиан было в Римской Империи перед тем, как Константин официально принял христианство, скажем, где-то в 310 году?» Ответы на эти вопросы оказались несколько неожиданными: 

100 год н.э.      около 25 тысяч христиан

310 год н.э.      почти 20 миллионов христиан 

Наконец, он задал третий вопрос, который не дает мне покоя по сей день: «Как они это сделали? Как всего за два столетия из крохотного движения они смогли превратиться в самую серьезную религиозную силу Римской Империи?» Такого рода вопрос заставляет задуматься, не так ли? Изучение этой темы привело меня к тому, что я позднее назвал «апостольским духом», (т.е. врожденная сила и действующий механизм, свойственные Божьему народу) и составляющими его необходимыми компонентами или элементами. Компоненты я назвал «ДНК миссии» или сокращенно ДНК-М. 

Итак, позвольте задать этот же вопрос вам: как ранним христианам удалось это сделать? Но прежде чем вы начнете отвечать, просмотрите несколько характерных особенностей христиан того периода, которые обязательно следует учесть:

  • Все эти годы христиане исповедовали официально запрещенную религию. В лучшем случае их терпели, в самом худшем – жестоко гнали.
  • У них не было молитвенных домов или храмов, в современном понимании слова. Относящаяся к тому времени христианская часовня – скорее исключение, чем правило. Археологические раскопки показывают, что такие строения были обычно небольшими и представляли собой обычные жилища, приспособленные для проведения богослужений. 
  • У них даже не было «нашей» Библии. Канон Нового Завета только формировался. 
  • У них не было института руководства и такого понятия, как освобожденный служитель. В периоды относительного благоденствия, некие предвестники руководящего звена церкви все же появлялись, но они не шли ни в какое сравнение с институциональным руководством, и в лучшем случае лишь предваряли институт руководства.
  • У них не было не открытых богослужений, ни молодежных групп, ни групп прославления, ни тематических семинаров, ни комментариев…
  • Более того, присоединиться к такой церкви было очень сложно. В конце второго века желающие вступить в лоно церкви должны были доказывать серьезность своих намерений в течение длительного испытательного срока. 

По сути, у них не было ни одного инструмента, к которому мы прибегаем, решая проблемы современной церкви, и несмотря на это всего за 200 лет церковь выросла с 25 тысяч до двадцати миллионов членов! Итак, как же ранней церкви удалось сделать такой рывок? Возможно, ответ на этот вопрос поможет нам ответить на вопросы современной церкви. Раскрыв эту великую тайну первых христиан, мы сможем увидеть и современную ситуацию в подлинном свете. 

Но прежде чем пример ранней церкви будет отброшен как некий каприз истории, следует задуматься еще об одном, даже более удивительном примере современного проявления апостольского духа, этой уникальной, взрывной силе присутствующей в  жизни всех детей Божьих, — точнее о подпольной церкви Китая. История ее весьма выдающаяся. В те годы, когда Мао Цзэдун, придя к власти, начал производить систематическую чистку общества от религиозных предрассудков, церковь Китая, укоренившаяся в обществе, построенная по модели западного христианства (как это и происходило во всех колониях), насчитывала примерно 2 миллиона членов. В числе прочих мер, гонения включали высылку из страны всех иностранных миссионеров и пасторов, национализацию всей церковной недвижимости, казнь всего высшего церковного руководства, казнь или тюремного заключение всех церковных руководителей второго и третьего звена, запрет всех публичных христианских собраний под угрозой смерти или пыток и, наконец, проведение одного из самых жестоких гонений на христиан в истории. 

Первоочередной целью культурной революции было полное уничтожение христианства (и всех остальных религий) на территории Китая. В конце семидесятых, начале восьмидесятых годов, когда период правления Мао завершился, а его система разрушилась, когда был поднят так называемый бамбуковый занавесь, западным миссионерам и представителям церкви было позволено вернуться в страну и трудиться, хотя и под зорким оком властей. Но вместо опустошенной церкви и слабых и разбитых жизнью христиан, западный мир увидел процветающее превыше всякого воображения христианство. По приблизительным оценкам, в Китае на тот момент насчитывалось порядка 60 миллионов христиан! И их число с тех пор значительно возросло. Дэвид Айкман, бывший заведующий пекинским отделением журнала Тайм, в книге «Иисус в Пекине» назвал цифру в 80 миллионов человек. Если хотите, то в китайском феномене мы имеем дело с самым грандиозным преобразованием христианского движения в истории церкви. И помните, что подобно первой церкви, эти люди также имели мало Библий (порой для проведения богослужений, домашним общинам приходилось обмениваться между собой разными листами из Библии). У церкви Китая также не было профессиональных служителей, официальных руководящих структур, централизованной организации, массовых богослужений, и, тем не менее, они росли, как на дрожжах. Но за счет чего? Что они для этого делали?

Подобные же модели роста можно найти и в других исторических движениях. Стиф Аддисон отметил, что к концу жизни Джона Уесли каждый тридцатый житель Англии уже был членом Методистской церкви. В 1776 году к методистам себя причисляли менее 2 процентов американцев. К 1850 году движение уже захватило порядка 34 процентов населения. Но как? Двадцатый век отмечен необычайным ростом пятидесятничества – одного из самых быстрорастущих миссионерских движений в истории церкви. Небольшое движение начала двадцатого века к концу столетия выросло до 400 миллионов человек. Прогнозируется, что к середине двадцать первого века пятидесятнические церкви будут посещать порядка миллиарда человек. Но как это им удалось? 

Слушать такие истории опасно, потому что они лишают нас покоя, призывая к более радикальному выражению христианства, по сравнению с нашим нынешним опытом. Главная задача этой книги дать этим феноменам правильное имя и попытаться выявить составляющие их элементы. Феномен, присутствующий в каждой из рассказанных историй я называю апостольским духом, а составные элементы – ДНК-М. Позднее я дам более широкое определение этим понятиям. Задача этой книги – исследовать апостольский дух и попытаться истолковать его в контексте современной миссии и современной жизни. Два упомянутых примера (ранней церкви и церкви Китая) были выбраны не только потому что они сами являются поистине знаменательными движениями, а также потому что одно из них имело место в древности, а второе  происходило на наших глазах. Таким образом, мы сможем пронаблюдать действие апостольского духа в двух совершенно разных контекстах. Я также избрал эти примеры, потому что оба движения столкнулись со значительными трудностями вплоть до полного уничтожения; в обоих случаях речь шла об организованных государством систематических гонениях на церковь. Это важно, так как позднее мы увидим, что наша церковь также столкнулась со своей формой адаптивных трудностей, встречаясь со сложностями жизни в двадцать первом веке – сложностями, которые угрожают самому нашему существованию. 

Гонения заставили раннее христианское движение и церковь Китая вспомнить свою истинную апостольскую природу. Гонения заставили их отказаться от создания любых форм централизованных религиозных институтов и подвигли их к последовательному претворению в жизнь главного христианского послания – Благой Вести. Человека, готового умереть за имя Иисуса, можно, без сомнения считать истинным христианином. Гонения, попускаемые суверенной Божьей волей, ценны как показатель истинной веры и доверия Богу со стороны представителей этих движений – гонения очистили их от шлака и любой ненужной церковной атрибутики. Верность евангелию помогла этим людям высвободить силу апостольского духа. Для нас в этом заключается важный урок: встречаясь со своими трудностями, мы должны оставаться верными вере и Тому, Кому мы доверяем. В противном случае мы окажемся свидетелями окончательной гибели христианства, как религиозной силы в западной истории. Свидетель тому – религиозная жизнь Европы за последние сто лет. 

Пытаясь понять, как движение, основанное Иисусом, смогло осуществить столь масштабные перемены в обществе, я пришел к выводу, что сила, проявившая себя в опасных событиях этих двух знаменательных движений, доступна нам и сегодня. И пробуждение этого дремлющего потенциала каким-то образом связано со странной смесью любви к Богу, молитвой и практикой воплощения христианских идеалов. К этой смеси также нужно добавить: должную модель руководства (как она описана в Ефесянам 4), восстановление радикального ученичества, соответствующие духу времени формы организации и структуры и подходящие условия для хорошего старта. Когда все эти факторы сходятся вместе, возникает ситуацию, при которой может свершиться нечто грандиозное. 

Для подтверждения правоты этой, в противном случае, трудноуловимой концепции дремлющих (или скрытых) потенций, вспомним сказку «Волшебник изумрудного города». Главный герой этой всеми любимой сказки, Элли, была перенесена сильным торнадо из Канзаса в волшебную страну Оз. Чтобы возвратиться назад она просит совета у Глинды, доброй волшебницы Севера, которая советует ей отправится в Изумрудный город и попросить там совета у волшебника. Путешествуя по дороге из желтого камня, она находит трех попутчиков: Страшилу, который надеется получить у волшебника немного мозгов, железного Дровосека, который хочет получить у волшебника сердце и трусливого Льва, который надеется заполучить немного храбрости. Пережив несколько опасных стычек со злой колдуньей Запада и другими мерзкими существами, друзья, наконец, прибывают в Изумрудный город… только для того, чтобы понять: город – всего лишь мистификация. С разбитыми сердцами они покидают Изумрудный город. Но злая колдунья, гоняясь за волшебными туфельками Элли, не оставляет их в покое. После последней стычки со злой колдуньей и ее приспешниками, друзья побеждают источник зла, и, таким образом, освобождают страну Оз. Но пройдя через суровые испытания, и одержав окончательную победу, они начинают понимать, что уже получили то, чего так долго искали – более того они всегда владели этим. Страшила оказался очень смышленым, а у Дровосека было настоящее сердце, Лев показал себя очень отважным и храбрым зверем. Оказалось, что они вполне могли обойтись без волшебника; что им было необходимо, так это ситуации, которые помогли бы им открыть (активировать) то, что у них уже давно было. Все они имели то, чего  искали, но не понимали этого. В довесок, оказалось, что Элли с самого начала имела все возможности осуществить свое пожелание – с самого начала она могла бы вернуться в Канзас… в своих серебряных башмачках. Для возвращения домой ей достаточно было стукнуть каблуком об каблук и назвать место. 

Эта сказка очерчивает центральную мысль нашей книги и объясняет, почему книга названа «Забытые пути». Божий народ несет в себе те же потенциальные возможности, которые питали раннее христианское движение и которые ныне проявились в подпольной христианской церкви Китая. Апостольский дух (эта изначальная сила миссии, присутствующая в евангельской вести и в жизни народа Божьего) дремлет и в вас, и во мне, и в каждой поместной церкви, стремящейся всегда верно следовать за Иисусом. Мы просто-напросто забыли, как получить доступ и как активировать эту силу. Эта книга поможет нам выявить ее составные элементы, и реактивировать ее, вновь став настоящим и по-настоящему преображающим движением Иисуса.  

Предварительный обзор

В конце книги вы найдете глоссарий терминов, в котором приведены определения концепций и технические термины, использованные в этой книге. Там же вы найдете приложение (которое правильнее было бы назвать «Интенсивный курс по беспорядку»), который,  хотя и не имеет непосредственного отношения к тексту книги, тем не менее, содержит материал, который во многом оживляет данный труд. Мы можем многое узнать о жизни, живых системах, механизмах приспособления и организации, изучая природу и органические системы, а потому я очень рекомендую, читателю потрудиться и прочитать это приложение. Но, не забудьте одеть ваши защитные каски… курс действительно сжатый и интенсивный.  

Из книги станет ясно, что я посвящен идее преобразования лучших методов развития миссии, практиковавшихся в течение последнего столетия на двух-третьих территории мира в практику первого мира. Такому подходу было подобрано подходящее название: миссии первого мира. Вы узнаете, что я – пламенный христианин. Хотя эта книга прежде всего повествует о миссии всего народа Божьего, миссия должна выполняться не только совместными усилиями всех членов церкви или церквями деноминации. Миссия должна исполняться и проявляться во всех сторонах жизни, всеми христианами повсеместно. Оба проявления миссии – апостольское, через общину верующих, и индивидуальное, в жизни отдельных христиан – должны быть задействованы, если мы действительно хотим стать церковью, ориентированной на миссию.

Долгое время занимался изучением сущности движений социальных и религиозных. Я пытался понять, что именно становится первопричиной движений, и почему некоторые из них сильно преуспевают в распространении своих взглядов (в отличие от более статичных институтов). Я пришел к выводу, что повторить динамику значительных христианских движений, имевших место в истории, возможно только при условии тщательного изучения характеристик первоначального движения последователей Иисуса. Особый интерес к разного рода движениям будет сквозить через все страницы книги. 

Еще одна особенность моей книги – постоянная критика институционализма (установленных практик и взглядов). Поскольку для некоторых это может стать камнем преткновения, думаю, не лишним будет прояснить, что я имею в виду под критикой устоявшихся церковных институтов. Я критически отношусь к институционализму не потому, что он плох сам по себе, а потому что в результате исследования великих исторических движений последователей Иисуса, я пришел к следующему неутешительному выводу: Божий народ способен сделать куда больше, если в его жизни находит как можно меньше проявлений то, что принято считать традиционными церковными структурами. Для ясности, однако, стоит заметить, что существует разница между необходимыми организационными структурами и институционализмом. Как мы увидим в дальнейшем, совместная деятельность, как и поддержание каких-либо социальных связей неизбежно приводит к появлению структур. Но зачастую, через некоторое время, роль, ответственность и полномочия, ранее на местном уровне принадлежавшие рядовым представителям народа Божьего, оказываются в руках  обезличенных институциональных структур. Именно с этого момента дела начинают идти наперекосяк. 

Сама книга состоит из двух разделов. 

Раздел 1

Первый раздел подготавливает почву для дальнейшего разговора. Обращаясь к истории своей жизни, я помогаю читателю понять те конструктивные идеи и воспринять тот полезный опыт, которые формировали меня и питали мое воображение.  Так, касаясь основных моментов моего личного пути, я надеюсь подвести читателя к тому, что можно назвать прочтением современной ситуации западного христианства с точки зрения миссии церкви. Об этом мы будем говорить в первых двух главах. Первая глава будет раскрывать тему с точки зрения человека, пытающегося руководить городской миссией по организации новых церквей в эпоху глобальных перемен, происходящих внутри и вне церкви.  Вторая глава исследует, насколько продвинулись в исполнении миссии мы. Исследование проводится на двух уровнях: стратегическом и местном. Двухуровневый взгляд необходим для правильного восприятия концепции церкви выполняющей христианскую миссию и претворяющей в жизнь идеалы христианского поведения. 

Раздел 2

Второй раздел – основная часть книги. Именно здесь мы попытаемся разобрать идею апостольского духа и, помогающие ему возгореться, составляющие элементы ДНК-М. Если вам не терпится узнать об этом больше, если вы стеснены временем, или если вы не нуждаетесь в прочтении современного положения христианства с точки зрения миссии церкви, то смело открывайте второй раздел, ибо основное содержание книги находится именно там. Тем не менее, я уверен, что чтение первых двух глав принесет вам огромное удовлетворение, а потому рекомендую вам не пропускать их. Эйнштейн говорил, что простое решение – это голос Бога. Следуя его совету, я попытался выделить наиболее типичные элементы, составляющие апостольский дух и упростил их до элементарных неделимых компонентов. Так появились шесть простых взаимосвязанных элементов ДНК-М, совместно составляющих сложную и живую структуру. Они представляют собой устойчивую парадигму, которая позволяет нам оценить собственное понимание и восприятие церкви и миссии. Элементы ДНК-М – это: 

  • Иисус – Господь. В центре и на периферии любого значительного христианского движения лежит простое и краткое выражение христианской веры. Простота, тем не менее, не мешает ему сочетаться с другими основополагающими принципами библейской веры, например, с верой в единого Бога, властвующего во всем и над всеми, и с соответствующим ответом на это верование (Втор. 6:4-6слл.). Новый Завет и последующие христианские движения выражали эту идею в простой фразе: «Иисус – Господь!» Вооруженные этим простым исповеданием, они преобразили всю Землю. 
  • Ученичество. По сути, это предполагает вытесняющее все остальные желания и цели, постоянное стремление подражать Иисусу через претворение Его идей. Пожалуй, именно здесь гибнут многие наши усилия. Ученичество – это основная практика церкви, которую невозможно ничем заменить, и которая должна обязательно присутствовать в жизни любой христианской общины (глава 4). 
  • Духовный порыв «миссия церкви/идеал поведения». В пятой главе исследуются два взаимодополняющих стимула или порывы, которые проявились в выдающихся христианских движениях. Мы будем говорить о динамичном, направленном вовне рывке и связанном с ним стремлении к росту в глубину. Эти два порыва сеют и насаждают евангелие в различных культурах и субкультурах. 
  • Апостольская среда. В главе 6 мы изучаем еще один элемент первоначальной ДНК-М – апостольское влияние и плодородную среду – благодаря которому начинаются и поддерживаются великие христианские движения. Речь будет идти о типе руководства и служении, которые требуются для поддержания метаболического роста и влияния. 
  • Органические системы. Глава 7 исследует следующий элемент ДНК-М – идею соответствующей структуры для метаболического роста. Великие христианские движения росли именно потому, что не имели централизованных институтов, контролирующие действия которых блокировали рост. Здесь мы узнаем, что великие христианские движения были именно движениями, в основе своей имеющих сетевую структуру и распространяющихся подобно вирусной инфекции. 
  • Не община, а соратничество. Наиболее крепкие общины – те, что образуются в результате совместного прохождения через суровые испытания или те, что определяют себя как группу, ведомую миссией, которая выходит за рамки самой общины, заставляя, таким образом, членов группы идти на определенный риск. Слишком большая забота о защищенности и спокойствии, вкупе с удобством и комфортом, увели нас от нашего истинного призвания и цели. Нам всем по душе приключения. Или нет? Цель этой главы вернуть приключениям былую рискованность.

Методика безумства

Как было указано ранее, задача этой книги выявить неделимые элементы, составляющие апостольских дух. По мере исследования я буду проверять свои выводы на примерах из истории ранней церкви и из истории церкви Китая 20 столетия. Выявив отдельные принципы, я затем попытался проверить правильность моих наблюдений на примерах других выдающихся движений в истории церкви, и, насколько я могу судить сам, сделанные мною выводу оказались довольно последовательными. 

Следует также заметить, что эта книга носит не академический, а практический характер и написана, скорее, с точки зрения миссионера и стратега, пытающегося помочь церкви сформулировать парадигму миссии, которая поможет нам преодолеть сложности двадцать первого века, в котором мы призваны верно служить Христу. Поэтому книга написана крупными мазками и не содержит мелких прорисовок. Это отражает мой характер и мой подход к решению проблем, но это также помогает нам достичь главной цели – увидеть полную картину. Нам пора менять парадигму, простая переработка существующей парадигмы уже не годится. Поэтому так важно увидеть всю картину целиком. 

Потому моя книга носит больше предписывающий, чем описательный характер. Я писал ее ориентируясь на практические аспекты выполнения миссии. Книга будет интересна, прежде всего, лидерам существующих церквей, тем, кто занимается образованием новых форм жизнеспособных христианских общин двадцать первого века (то, что я буду называть назревающая церковь, ориентированная на выполнение миссии), а также тем, кто занимает стратегические позиции в служении, то есть руководителям движений, парацерковных организаций и деноминаций. 

Остается добавить, что изучая эти идеи, я почувствовал, что касаюсь довольно больших глубин, которые, после вскрытия и применения могли бы привнести значительные перемены в развитие западного христианства. Я заявляю это не сам от себя. Как один из принявших Божий дар, я чувствую себя смиренным рабом, получившим откровение, человеком, выкопавшим нечто ценное, в котором я был удостоен чести принять участие. Эта книга – отчаянная попытка описать вечно ускользающее откровение об апостольском духе – о том, что принадлежит самой сути Благой Вести, а значит и всем людям, живущим этой Вестью. Альберт Эйнштейн сказал, что заглянув в тайну атома, он как будто заглянул Богу через плечо, где увидел вещи удивительные и прекрасные. Должен признаться, что вопросы, поднятые в этой книге, вызывают во мне то же чувство благоговейного трепета. 

 

Принимаю условия соглашения и даю свое согласие на обработку персональных данных и cookies. ​